Пост

Пост

Пост

В наше время очень многие люди с большим интересом начинают отноститься к посту.  Чаще всего этот интерес связан бывает с модными системами оздоровления срганизма как некоего очищения от шлаков и тому подобными, и причем вполне разумными, доводами о связи с традицией, с мудростью предков, которые устраивали разгрузку для своего организма с целью его профилактического лечения и т.д..  Не вдаваясь в подробности медицинского обоснования или опровержения данных положений, хочу сказать, что для православного человека пост — это, прежде всего, духовное упражнение, подготовка, приготовление своего духа к встрече с тем или иным евангельским событием, более того, к вхождению в это событие, ибо без очищеенного духа, без просветленного ума не можем мы по-настоящему переживать радость Богообщения.

Не одним хлебом живет человек (Втор.8:3; Мф.4:4) свидетельствует Священное Писание, и осознание себя принадлежащими не только телесному миру, но и миру горнему, небесному, через отказ от всего лишнего, всего того, что существует во славу плоти, и довольство самым необходимым[1] — вот основной принцип аскезы, самоограничения, приближающих нас к Богу.

Человек, как осознающее себя существо, начинается с табу.  Табу — это не просто запрет, это —  внутренний запет, то, что я сам себе запрещаю, то, что я себе не могу позволить, чтобы не умалить, не принизить, в себе человеческого достоинства.  Самое первое, самое принципиальное табу человеческого  рода — это запрет ходить на четырех ногах.  Недаром первым представителем рода Homo[2] в современной биологии считается так называемый Homo Erektus, Человек Выпрямленный.  И в дальнейшей истории, в дальнейшем становлении человека чам больше табу у человека, чем меньше безобразий может позволить себе человек, тем к большей высоте духа устремляется он. 

 

Адаму было запрещено вкушать от Древа Познания Добра и зла, чтобы постепенно поднимался он к высотам Богообщения, но он не выдержал и пал.  С этого момента и начинается возвращение, восхождение Человека к Богу.  Священное Писание неоднократно показывает те моменты, когда человек с Божьей помощью находит средства, помогающие ему вставать перед Богом в подлинном человеческом достоинстве.  В какой-то момент истории человек становится обладателем неслыханной ценности — ему даруются Десять Заповедей Божиих — табу высочайшего уровня, которое невозможно выполнить, пока они (эти заповеди) не будут приняты как лично необходимые.  И я думаю, каждый из нас хорошо представляет себе, сколь далеки мы от настоящего выполнения каждой из них и всего Божьего Закона.

Христос приносит в мир Заповеди Блаженства (Мф.5:3 — 12), которые требуют от человека еще большего восхождения.  Более того, Христос предупреждает нас о том, что за каждое праздное или ругательное слово мы дадим ответ перед Богом (Мф.12:36; 5:22).  И русский человек, наши отцы и деды, отнеслись к этому со всей серьезностью и выделили особо хульные и грязные слова, как недопустимые к употреблению.

Они назвали их матерной бранью.  И если учесть, что слово ‘брань’ переводится на современный русский язык не только как ‘ругань’, но еще и как ‘война’[3], то целомудренное запрещение воевать с материнством, очищает тех, кто не оскверняется этой бранью.  Вдумаемся, ведь каждое матерное слово в конечном своем выражении означает приблизительно следующее: Мама, я хочу, чтоб ты сдохла! (я очень хорошо понимаю, что каждый, употребляющий эти слова, и в мыслях не имет ничего подобного, но ведь, к сожалению, получается именно так).  Не будем забывать и того, что Матерь Божия — это генерал всех материнских войск, и кому-кому, а православному человеку совсем уж не престало вести с Ней боевые действия.  Говорю об этом, потому что, по моему разумению — это боль нашей земли, которую наши деды называли уделом (т.е. владением) Матери Божией, а теперь мы с Нею от мала до велика воюем и еще удивляемся, что у нас крокодил не ловится и кокос не растет.

Пост — это, прежде всего, молитвенное стояние перед Богом[4].  Мы, конечно, не умеем молиться, но хотим и попытки, наверное, предпринимаем.  И если сытое брюхо — к учению глухо, то в сколь большей степени глухо оно к молитве, и сколь трудно разговаривать с Богом оскверненными устами.  Сей род, — говорит Христос о бесовской силе, — не может выйти иначе, как от молитвы и поста (Мк.9:29), и наше приобщение Христовой Правде, Небесному Царству, неизбежно проходит через самоограничение.  Только тогда мы всем сердцем сможем встретить Чистейшего Богомладенца Христа, Рождеству Которого и посвящено нынешнее постное приготовление всех православных христиан.




[1]  Священное Писание не говорит, что человек может жить вообще без хлеба, без пищи, но хлеб наш насущнуй (необходимый) дай нам на каждый день — просит каждый православный в своей молитве.


[2]  Рода Homо, а не человека в современном понимании, хотя, конечно, последнего этот запрет тоже касается.


[3]   Поле брани — поле битвы.


[4]  Ср.: Часовой стоит на посту.




Возврат к списку